Власов: Нужен притягательный образ РФ, иначе мы потеряем молодежь СНГ

Власов А.В.

Заместитель декана исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, генеральный директор политологического центра «Север-Юг» Алексей Власов рассказал порталу «Россия для всех», в каких сферах заняты сегодня русские, живущие в странах СНГ, почему они не торопятся переезжать в Россию и что нужно сделать для популяризации русского языка и культуры на постсоветском пространстве.
Фото: А. Шаркова, «Россия для всех»

- Алексей Викторович, кто такие русские, проживающие в странах СНГ сегодня?

- В первую очередь необходимо учитывать, что ситуация в разных странах складывается по-разному, хотя можно выделить и общий тренд, например во всех странах СНГ численность русского населения сокращается, происходит процесс старения. Например, в Казахстане по переписи 2009 года русские составляют 23% против 37% в 1989 году, в Киргизии - 7, 9% по переписи 2009 года. В основном остались те, кто проживал в крупных городах. В Бишкеке, например, проживает примерно половина русского населения КР. При этом доля тех, кому за 65 лет, примерно равняется по численности младшей возрастной группе — тем, кому еще нет 14 лет.

Многим из тех, кто не уехал после распада СССР, сейчас 60 лет и больше — понятно, что эти люди не очень мобильны. Что касается молодежи, то опять-таки те, кто хотел и имел возможность, уехали в 1990-х и 2000-х.

- В какие страны уезжали наши соотечественники помимо России?

- Большая часть выезжала в Россию. Куда еще было податься в обстановке 1990-х годов? Иногда уезжали, бросая последнее, как это было во время гражданской войны в Таджикистане.

Сегодня некоторые молодые люди задумываются, отправляться ли им в Россию или связывать свое будущее и будущее своих детей с теми странами, в которых они сейчас живут. Или уезжать на Запад или в США. Но таких все-таки единицы.

- Что их не устраивает в этих странах?

- Их пугает рост национализма, особенно в молодежной среде, сужение сферы русского языка: в некоторых странах уже переведено, в некоторых планируется перевести все делопроизводство страны на государственный язык.

Уезжают от экономических неурядиц, от полного отсутствия социальных лифтов, как, скажем, в Киргизии.

Можно и нужно создавать условия для желающих вернуться в Россию. С другой стороны, парадоксально, но государственная программа переселения соотечественников не работает так, как ожидалось.

- В чем причина?

- Я думаю, что не очень продуманы позиции по предложениям, связанным с новым местом жительства и трудоустройством. Нельзя приглашать людей в плохие бытовые условия и на копеечную зарплату. Сейчас подъемные повысили, кажется, до 240 тыс. рублей.

Одна из основных проблем — так до конца четко и не сформулировано понятие «соотечественники». Кто именно попадает в эту категорию? Кто может рассчитывать на государственную поддержку при переезде в Россию?

Смотрим в документы: согласно федеральному закону «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» от 24 мая 1999 года соотечественниками считаются граждане России, проживающие за рубежом; лица, имевшие гражданство СССР, проживающие в странах бывшего СССР и получившие гражданство этих стран или ставшие лицами без гражданства; выходцы из России и СССР и их потомки. Вот и попробуйте точно определить, кто попадает под это определение.

Плюс, конечно, реализация этой программы встретила определенное сопротивление со стороны властей ряда стран СНГ.

- В чем заключается их сопротивление? Они не отпускают людей в Россию?

- Скажем так, не способствуют информационной поддержке этой программы.

- Как восприняли программу власти тех регионов, куда предполагается направлять соотечественников?

- Не думаю, что региональным властям реализация этого проекта доставила головную боль: федеральная программа разработана, в ней всё четко прописано, в том числе список вакантных профессий, размер заработных плат и так далее.

К тому же на реализацию этой программы выделены средства из федерального бюджета — в регионах как раз проблем не возникало. А вот и результат: до 2012 года региональными программами субъектов РФ предполагалось принять 443 тыс. человек, в том числе 132 тыс. участников государственной программы. При этом в 2007-2008 годах предполагалось принять 65,2 тыс. человек, из них 20,1 тыс. участников государственной программы, однако фактически переселились в Россию 8,8 тыс. человек, или 13,5 % планируемой на эти годы численности.

- Чиновники говорят о том, что соотечественники не торопятся возвращаться, потому что у них уже менталитет другой…

- У молодежи — возможно, но старшее поколение все равно выросло из советской шинели и вряд ли отличается чем-то от наших пенсионеров. Конечно, жизнь в той или иной стране накладывает отпечаток на сознание человека, но в целом советская ментальность пока сохраняется.

- Представители молодежи ментально близки к русской культуре или местной?

- Опять же в разных странах по-разному. Есть активисты молодежных организаций соотечественников, которые выступают за сохранение русского языка и культуры, пропаганду русской истории и активно занимаются их продвижением. Есть те, кто в большей степени адаптировался, но с учетом роста националистических настроений, конечно, адаптация происходит не в полном объеме.

- В чем это выражается?

- Например, в некоторых странах СНГ для русских просто не работают социальные лифты. Тогда молодой человек, особенно амбициозный, желающий, например, заняться политикой, задается вопросом, можно ли реализовать свой потенциал, найти себе применение в этой стране…

- Когда мы обсуждаем тему трудовой миграции в России, то часто слышим, что жители бедных центральноазиатских республик берутся за любую работу, потому что у них нет выбора: дома нищета и безработица. Почему в России нет этнически русских гастарбайтеров?

- Дело в том, что в Россию на заработки едут в подавляющем большинстве сельские жители. Русские же стран Центральной Азии и Южного Кавказа — это в основном городские жители. Трудовые мигранты, которых мы ежедневно видим повсеместно, — это ребята из Ферганской долины, сельских районов, где русский язык практически не используется.

- На московские стройки русские не едут, на программу «Соотечественники» отзываются неохотно, хотя и чувствуют некоторую дискриминацию по этническому признаку в странах проживания. Почему же все-таки русские не торопятся переезжать в Россию?

- В странах СНГ многие русские представляют интеллигенцию, работают в сфере науки, культуры, в вузах, например, причем в ведущих государственных вузах. Теперь представьте ситуацию: переезжает преподаватель КГУ им. И. Арабаева из Бишкека в Москву. Как вы думаете, ему предложат ставку в МГУ, МГИМО?

- Исходя из положений программы «Соотечественники», он вообще вряд ли приедет в Москву, но в других регионах России, возможно, есть вакантные места, в том числе в местных вузах…

- В том-то и дело, что Москва по этой программе закрыта. А перспектива переезжать из столицы азиатской республики в провинциальный центр, может, и привлекательна для кого-то, но не для всех.

- Хорошо ли русские владеют государственным языком той страны, в которой живут?

- Владеют, но не везде. Например, представители старшего поколения русских, проживающих в странах Балтии, многие из которых, кстати, относятся к категории так называемых неграждан, не владеют государственными языками.

- Они принципиально их не учат?

- В преклонном возрасте вообще сложно учить какой-то язык, а раньше в этом не было острой необходимости: Рига всегда была русскоязычным городом, больше половины населения Таллина были не эстонцами. Сейчас ситуация иная, но многие так и остались гражданами без нормальных прав. И прежде всего унизительно все это для людей, которым гражданство полагается и без всяких проверок и экзаменов.

В Латвии, по данным исследования управления натурализации, основные причины, по которым неграждане не идут на натурализацию, следующие: убеждение, что гражданство полагается им по праву (34,2%), недостаточное владение латышским языком (23,2%), сдача экзамена по истории (20,5%). Более позднее исследование показывало, что 45% неграждан считали свой уровень владения латышским языком недостаточным для натурализации.

- Недавно в СМИ появилась информация, что вице-премьер РФ Ольга Голодец возглавиткоординационный совет по распространению русского языка и русской культуры за рубежом. Какая ситуация сложилась в постсоветском пространстве на сегодняшний день?

- По идее, эти же вопросы решает фонд «Русский мир». На мой взгляд, все организации, которые занимаются темой продвижения русской культуры за рубежом, работают в автономном режиме, а нужна единая схема.

- Как мы должны поддерживать русскоязычное пространство, на ваш взгляд?

- Необходимо будущей интеллигенции — студентам — давать преференции на обучение в российских вузах. Если человек здесь четыре года отучился на бакалавра, то русский язык станет для него родным так или иначе. Велосипед изобретать не надо: вся нынешняя элита постсоветских стран — это выпускники МГИМО, МГУ им. М.В. Ломоносова, МГТУ им. Н.Э. Баумана или МАИ. Эти люди прекрасно знают русский язык.

Не поедет к нам иностранец учиться в МГУ за 320 тыс. рублей! Должны быть какие-то квоты, межгосударственные соглашения. У нас на факультете только в этом году появился киргиз, и то потребовались подписи ректора В.А. Садовничего, посольства Кыргызстана в РФ для того, чтобы мальчик смог учиться.

По моему ощущению, Минобразования работает отдельно, вузы — отдельно, а фонды и гуманитарные корпорации, например Россотрудничество, функционируют в параллельном пространстве. За мою 25-летнюю работу в сфере образования я не увидел, чтобы произошел какой-то серьезный сдвиг в сторону широкого привлечения и вовлечения этих людей в область русскоязычного пространства. Это касается гуманитарных наук, по крайней мере.

Есть еще вариант: можно открывать учебные центры в странах СНГ, как это сделано в Кыргызстане, Южной Осетии, Абхазии. Но необходимо системно работать.

Открыли в Баку Дом русской книги. Заходишь туда и видишь, что не хватает учебников, интересных современных исследований по истории России. На полках выставлены дамские романы, фантастика. Радует только то, что в необходимом объеме представлена детская литература. Но нет стратегии привлечения сюда молодых интеллектуалов! Привезите Виктора Пелевина, Владимира Сорокина, Федора Бондарчука, Станислава Говорухина, пусть они встретятся с местной интеллигенцией на базе Дома русской книги, тогда будет результат. Это должен быть не магазин русской книги, а центр культурного притяжения.

- Может быть, каков спрос, таково и предложение?

- По моему личному ощущению, спрос огромный, а предложения адекватного нет. Во-первых, это дело муторное для чиновника: надо уговорить людей поехать, а вы знаете, что наши медийные лица даже на такие общественно-политические акции подписываются только за довольно большие гонорары. Плюс нужны определенные затраты на проведение этой акции, перевозкунаших звезд и так далее. Не полетит же Бондарчук в экономклассе… Иными словами, это упирается в такие смешные истории, хотя бюджеты таким организациям, как Россотрудничество, выделяются немалые.

Нужно перестать делать ставку только на работу гуманитарных корпораций, а начинать поддерживать вузовские инициативы, небольшие неправительственные организации, работающие с соотечественниками и гражданским сектором стран СНГ. Например, Фонд поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова отлично провел «Школу молодого лидера» в РГГУ для молодых соотечественников, причем не только из СНГ, а из Австралии, Австрии, Канады. Это было очень интересно, к тому же мы увидели, насколько цивилизационно разные эти ребята! Но и здесь не хватает системности: провели одну встречу, через год еще одну… А как поддерживались контакты в течение года с этими молодыми людьми?

- Что станет с русским языком в странах СНГ? Ваш прогноз.

- Сейчас мы наблюдаем переломный момент: в силу естественных причин сокращается число носителей русского языка, а в сознательную жизнь вступает поколение тех, кто вырос уже после распада Советского Союза. Большинство этих ребят либо не сталкивались с носителями русского языка, либо сталкивались с ними в раннем детстве, поэтому русский знают плохо или не знают вообще. Если мы сейчас не поработаем в этом направлении, если образ России не будет притягательным для нового поколения стран СНГ, то мы это поколение потеряем.

Беседовала Алевтина Шаркова

http://rus.rus4all.ru/interview/20130826/724356128_2.html