Казахстан-2013: задания на осень. Ч.2

0003-003-AstanaКазахстанская элита находится в перманентном ожидании, когда действующий глава государства объявит кандидатуру своего преемника. Подобная ситуация продолжается по крайней мере на протяжении двух лет, с момента снятия негласного табу на обсуждение реалий постназарбаевской эпохи.

Заметно, что с каждым месяцем эта напряженность возрастает, точно также как и растет число слухов и сплетен, которые сопровождают обсуждение любой из кандидатур, входящих в ближний круг Елбасы. Поэтому можно смело предположить, что народная казахская игра «угадай преемника» будет продолжена и во второй половине 2013 г. Тем более, что на осень этого года назначен очередной внеочередной съезд партии власти, на котором, по мнению «очень осведомленных источников», Нурсултан Назарбаев может объявить о новом этапе реформы политической системы страны, в следствии чего, вместо фигуры полноценного преемника, будет сформирован технический триумвират в лице Карима Масимова, Нуртая Абыкаева и Марата Тажина.

Из всех версий, которые до настоящего времени активно обсуждаются в казахстанских СМИ, сценарий перехода к системе коллективного руководства встречается с наибольшей частотой. Это вовсе не означает, что подобный расклад в итоге будет реализован на практике, но большинство местных экспертов выдают желаемое за действительное. В данном случае реализуется очень простая логика – чрезмерное усиление в момент властного транзита одной из элитных группировок неизбежно усилит риски для политической стабильности в стране. Кстати, именно поэтому многие аналитики исключают из списка возможных претендентов Имангали Тасмаганбетова, который обладает огромной личной популярностью в казахстанском обществе, но при этом, считается недоговороспособным политиком. Именно из-за этого его фигура кажется неприемлемой для всех остальных элитных групп.

Наверно именно поэтому дальнейшее усиление роли парламента и формирование модели «равной среди равных» для многих представляется залогом стабильности в постназарбаевский период.

В то же время едва ли стоит ожидать каких-то перемен на оппозиционном поле РК. В течении последнего года казахстанская оппозиция находится в состоянии клинической смерти и трудно себе представить, что же может выступить катализатором проведения реанимационных процедур. Ни с идеологической, ни с кадровой точки зрения местная оппозиция не демонстрирует способности к обновлению. В то время как в некоторых центрально-азиатских странах и на Южном Кавказе происходит активный процесс смены поколений в оппозиционном движении, в Казахстане такие фигуры как Булат Абилов или Косанов по-прежнему остаются символами для противников нынешних властей страны.

Однако нужно признать, что эти бренды изрядно поистерлись, а молодые сетевые оппозиционеры либо ушли к национал-патриотам, а это совсем другая история, либо заделались борцами против евразийского интеграционного проекта и спекулируют на теме утраты суверенитета и предательства национальных интересов. Лучшим показателем недееспособности нынешней оппозиции в Казахстане стали недавние посиделки в Алматы, на которой собралось не более 150 оппозиционеров, которые даже не смогли найти достойного места для проведения заранее запланированной встречи.

Таким образом, парадоксальность нынешней политической ситуации в РК состоит в том, что, несмотря на напряженное ожидание – какой же именно выбор намерен сделать Н. Назарбаев в отношении своего будущего преемника, основные факторы внутриполитического развития в целом развиваются благоприятно для Ак Орды. И если социально-экономическая ситуация в стране не изменится кардинальным образом, то действительно единственным источником головной боли для местной элиты останутся беглые госчиновники вроде Рахата Алиева и опального банкира Мухтара Аблязова. Нои это, как говорится, совсем другая история.

Якушева Юлия.