Казахстан-2013: Мой ласковый и нежный рейтинг…

icon150Вместе с возобновлением осеннего политического сезона в РК на страницах казахстанских печатных и электронных СМИ вновь читатели изучают «рейтинги популярности местных политиков» — поистине самое увлекательное чтение для тех, кто погружен в казахстанский политический контекст и в особенности для умеющих читать между строк. Поскольку каждый такой рейтинг – это шкатулка с двойным дном, ибо никогда не угадаешь, какие конечные цели преследовали заказчики публикации и неназванные эксперты, расставляя казахстанских элитариев в той или иной последовательности. А вдруг, плохое задумали…

Так и последний экспертный опрос, который был сравнительно недавно опубликован в некоторых казахстанских СМИ в целом отражает сформированную медиа-картину расклада сил в высших эшелонах власти. Еще раз подчеркнем, картину сформированную в медиа-поле РК, которая вовсе не обязательно соответствует реальному раскладу сил. Но кому-то выгодно, чтобы именно такая «таблица-популярности» закрепилась в сознании читателей из высоких кабинетов.

Поскольку по понятным причинам президент страны Нурсултан Назарбаев находится вне каких-либо оценочных суждений и составляет отдельную лигу национальной политики, то очевидно, что лидер этого рейтинга – Карим Масимов – является, скажем так «Первым после…». Не говоря уже о тех элитариях, которые занимают места со второго по десятое.  В этом списке два участника якобы существующего политического «триумвирата», некого аналога российского «политбюро 2.0″. Речь идет о главе КНБ Нуртае Абыкаеве и Государственном секретаре Марате Тажине.

Остальные фигуры в десятке экспертной популярности также вполне ожидаемы. Это и Серик Ахметов, и Нурлан Нигматулин, и Кайрат Мами. Иными словами, помимо фактора личного политического влияния соблюдается и определенный аппаратный этикет: в шорт-лист в итоге попали все чиновники по формальному статусу, от главы АП до спикеров палат Парламента.

Однако не менее интересно — кого в этом списке нет, по крайней мере среди тех фигур, кто потенциально мог бы войти в рейтинговую иерархию наиболее влиятельных элитариев в стране. Например, это Акимы Астаны и Алматы: Тасмагамбетов и Есимов. Тем более, что Ахметжан Есимов в той же степени, что и Нуртай Абыкаев выполняет некую знаковую функцию. То есть если Абыкаев работает «Абыкаевым», то с не меньшей уверенностью можно сказать, что Есимов в должности алматинского Акима «работает Есимовым».

По ситуации вокруг Тасмагамбетова уже было сломано немало копий, и повторяться в данном случае, полагаю, не стоит, поскольку оценить возможные перспективы столичного мэра – дело, действительно, непростое, но это не значит, что его потенциал уступает тем политикам, которые находятся хотя бы в конце первой десятки.

С другой стороны на месте казахстанских чиновников, наверное, не стоило бы особо расстраиваться отсутствию в такого рода рейтинговых исследований, поскольку никому не известно, как на эти изыскания отреагируют политические оппоненты и не посыпятся ли со всех сторон обвинения в самопиаре. А потому следует признать, что даже для лидеров рейтинга такого рода успех – палка о двух концах.

 

Сергей Рекеда