Неправительственный сектор Кыргызстана — один из самых сильных в ЦА

IMG_1209-e1377634722568Интервью с одним из участников Школы молодых политологов стран центрально-азиатского региона руководителем молодежных проектов Фонда «Евразийцы — новая волна» Бердаковым Денисом.

Редакция ПЦСЮ: Как Вы оцениваете состояние неправительственного сектора Кыргызстана, с какими проблемами приходится сталкиваться республике в этой сфере?

 

Денис Бердаков: Я бы сказал, что неправительственный сектор Кыргызстана  чрезвычайно хорошо развит, причем как в отношении государственного сектора, так и в отношении бизнеса. Он по праву считается одним из самых сильных в Центральной Азии и выступает как некий инкубационный центр для внедрения многих идей. Стоит отметить, что большинство центрально-азиатских НПО «выросли» из Кыргызстана. Безусловно, у этого сектора имеется огромный потенциал. Это объясняется своеобразной местной спецификой.  В начале 1990-х гг. в Кыргызстане имелась некая прослойка интеллигенции, которой необходимо было занять определенную нишу. Такой нишей стал неправительственный сектор КР. В условиях почти полного отсутствия сколь-нибудь адекватной экономики это была единственная область, куда могла податься местная элита. Эта ситуация в корне отличает Кыргызстан от других стран. К примеру, в Казахстане элита ушла в бизнес-структуры, а в Узбекистане и Таджикистане – в госсектор. Именно из-за этой специфики, когда костяк НПО создавался умными и грамотными людьми, неправительственный сектор КР сегодня имеет такие большие возможности.

Что касается проблем. Все кыргызские НПО живут исключительно на деньги из-за рубежа, будь то европейские структуры, американские или российские. На эти деньги живет 3-4 % не самого бедного населения Кыргызстана. По сути, это огромные вливания в страну. Поэтому и проблемы идут отсюда – это и коррупция внутри структур и откаты госчиновникам.

Если говорить о евразийских НПО, то они сталкиваются с проблемой нехватки финансирования. Оппоненты, которые продвигают свободный рынок, либеральную экономику, западноевропейские ценности имеют финансирование действительно в десятки раз больше чем те, которые финансируются Россией. В итоге у западных НПО сразу два козыря – привлекательные идеи и огромное финансирование.

 

Редакция ПЦСЮ: Российские и западные НПО на кыргызском поле они конкурируют или взаимодополняют друг друга или же вообще состоят параллельно друг другу и никак не пересекаются?

 

Денис Бердаков: Стоит отметить, что 98 % НПО существующих в Кыргызстане – это западный сектор, остальные — европейские. По примерным оценкам существует около 10 тыс. НПО, реально работает около 1,5 тыс. Согласитесь, немаленькая цифра, учитывая, что российских не более десятка. Еще одна специфика кыргызских НПО – все они местные, но финансируются исключительно из-за рубежа. Нет ни одной организации, которая финансировалась бы государством. Есть 1-2 НПО, которые получают финансирование от транснациональных корпораций, но в остальном это США, Европа, Россия. Что характерно, инициативы и проекты идут изнутри, а реализовываются на деньги извне, причем совершенно не важно идут они из России или США.

Если говорить об идеологическом воспитании молодежи, становлении определенных ценностных ориентиров, то здесь между НПО существует некоторая конкуренция, но не явная. Западные грантодатели понятно что продвигают – самостоятельность молодежи, ориентацию на многокультурный уклад, развитие молодежного предпринимательства, частной инициативы, соблюдение прав человека, развитие правового государства и т.д. В принципе, с этой повесткой дня согласны и российские НПО, но они действуют больше в рамках ориентации молодежи на сохранение культурного взаимодействия и единства на базе евразийской идеи в широком ее понимании.

 

Редакция ПЦСЮ: Есть ли в Кыргызстане НПО, которые работают в русле евразийской интеграционной идеи и насколько их названия соответствуют реальному содержанию?

 

Денис Бердаков: В Кыргызстане, действительно, есть несколько НПО, которые работают в русле евразийской интеграции – это Фонд «Евразийцы – новая волна» и «Институт евразийских исследований». Их названия полностью соответствуют их реальному наполнению и содержанию, в частности, эти НПО занимаются продвижением евразийской интеграции в таких сферах как образование, молодежной политике, отчасти в экономических проектах. Именно эти организации пытаются найти те общие точки соприкосновения между Россией и странами центрально-азиатского региона через публикации, через привлечение молодых специалистов, общие программы и т.д.

 

Редакция ПЦСЮ: Насколько Школа, в которой Вы участвуете, может помочь в формировании устойчивых коммуникаций между российскими специалистами и молодыми учеными ЦА, какие еще форматы сотрудничества можно было бы использовать.

 

Денис Бердаков: Школа молодых политологов – это уникальное событие, которое ждали на протяжении не одного года, потому что профессиональная форма коммуникаций является наиболее продуктивной и полезной среди специалистов. Существует обоюдный интерес обмена мнениями, информацией, знаниями, необходимый в тех условиях, когда молодежь подчас не имеет доступа к информации в странах СНГ. Та же рассылка каких-то новостей, статей, которая наверняка будет Лично для меня Школа будет полезна именно новыми контактами, новыми знаниями, которые можно почерпнуть как в ходе лекций, так и в ходе неформального общения с участниками Школы. Надеюсь, таких инициатив в будущем будет еще очень и очень много.