Роль Казахстана в выходе из «ядерного тупика». Часть 2

A06-36_2Как отмечают многие аналитики, камнем преткновения в справедливом решении существующего комплекса проблем является вопрос о том, кто определяет контрольные параметры «дозволенного» ядерных проектов. А во-вторых –как реализовать политические ограничители для разработок в сфере атомных проектов с тем, чтобы избежать двойных стандартов, которые особенно рельефно просматриваются на фоне конфликта между США и Ираном, который продолжается еще  с конца 70-х гг.

С этой точки зрения вопросы доверия стороны к позициям и аргументам партнеров по переговорам являются ключевыми. Без всеобъемлющего доверия выход из тупика в переговорном процессе вокруг иранской ядерной проблемы едва ли возможен. Кстати, Казахстан подает пример того, как можно строить отношения с международными контролирующими организациями, прежде всего, с МАГАТЭ.

На фоне вполне понятной обеспокоенности мирового сообщества относительно перспектив урегулирования этого сложнейшего вопроса, инициатива Астаны создает новые диалоговые площадки. Очевидно, что переговоры между Ираном и странами, входящими в пятерку ядерных держав, на алматинской площадке, стали еще одним знаковым событием, демонстрирующим роль и влияние Казахстана как модератора диалога по иранской ядерной программе.

Впервые предложение о готовности Казахстана провести на своей территории очередной раунд переговоров по иранской ядерной проблеме, озвучил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на встрече с главой МИД Ирана Акбаром Салехи летом 2012 года. Примечательно, что местом проведения встречи готов был стать Каир и Анкара, но в конечно счете посредническая функция была передана Казахстану. И это обстоятельство как раз и можно рассматривать как знак доверия к позиции Астаны.

В марте 2012 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев  публикует в авторитетном издании New York Times статью под названием «What Iran Can Learn From Kazakhstan» (Чему Иран может научиться у Казахстана), где он прямо говорит о том, что руководство Ирана должно прислушаться к голосу здравого смысла и включиться в переговорный процесс, с большей эффективностью, демонстрируя готовность к реальному компромиссу. «Казахстан, используя тесные дипломатические отношения со своим соседом по Каспийскому морю, призывает Тегеран последовать его примеру».

По сути, предложение Назарбаева стало отражением страхов мирового сообщества — сегодня намерения какой-либо страны внедрять атомную энергетику рассматриваются «под лупой». И Иран, активно занимающийся построением у себя электростанций и обогащением урана, пугает Запад. История борьбы западных стран с мифической, но от этого не менее страшной угрозой владения ядерным оружием Ираком известна всем – угроза была придумана. А потому, возможно, даже мирные потуги Тегерана сегодня воспринимаются крайне насторожено.

Астана, как ответ на нарастающее напряжение отношений между Ираном и Западом, внесла предложение – создать Международный банк ядерного топлива, где будет храниться небольшой гарантированный запас низкообогащенного урана для производства топливных сборок для атомных электростанций. Казахстан предложил разместить данный банк на собственной территории.

Создание Международного банка ядерного топлива (МБЯТ) под эгидой МАГАТЭ предоставить возможность странам, не обладающим достаточным внутренним ресурсом для осуществления всего ядерного топливного цикла, использовать потенциал банка. И, вместе с тем, избавит их от необходимости развития собственных атомных возможностей. Подобное концентрирование в одном месте всего, необходимого для атомной энергетики топлива, позволит исключить вероятность и бесконтрольного распространения ядерных материалов и технологий.

Последние встречи на алматинской площадке продемонстрировали, что даже с таким трудным переговорщиком как Иран в конечном счете можно найти общий язык и хотя до завершения переговоров, безусловно, путь неблизкий, однако с уверенностью можно сказать, что угроза начала полномасштабной войны между Западом и Тегераном стала заметно ниже.

Наконец, нельзя не отметить и то, что идея новой диалоговой площадки G-global, которая была также выдвинута казахстанским руководством, тесно связана с проблемой преодоления угроз в отношении применения ядерного оружия.

Выступая на открытии международного антиядерного форума «От запрета ядерных испытаний к миру, свободному от ядерного оружия», Нурсултан Назарбаев отмечал, что безъядерный выбор Казахстана не связан с радиофобией, а преследует цель отказа от применения атомной энергии в военных целях.

По словам президента Казахстана, безъядерный мир предполагает качественные изменения существующего миропорядка, движение к многополярной системе международных отношений, избавленной от практики двойных стандартов: «Предложение Казахстана мировому сообществу по созданию G-global поможет обезопасить мир от ядерной угрозы».

Кроме того, G-global предполагает несколько принципов защиты мира от ядерного оружия, среди которых ядерное разоружение двух крупнейших ядерных государств — США и России. Еще одним важным условием создания безъядерного мира президент Казахстана назвал принцип доверия, означающий «отсутствие военных путей сдерживания конфликтов, в том числе ядерных».

Механизмы достижения поставленных задач Нурсултан Назарбаев видит в идее «глобальной толерантности», предполагающей объединение усилий общественности в борьбе против ядерных испытаний. С этой целью Казахстан запустил проект «АТОМ». В рамках этого проекта любой человек на планете Земля может поставить свою подпись под он-лайн петицией правительствам стран мира и добиться заключения Договора о всеобъемлющем прекращении ядерных испытаний. 22 года прошло от момента закрытия Семипалатинского полигона до выхода процесса противодействия ядерной угрозы на качественно новый уровень. Важнейшее место в этом процессе сыграли роль инициативы Назарбаева, которые по праву могут считаться безусловным лидером мирового антиядерного движения.

Алексей Власов