Роль Казахстана в выходе из «ядерного тупика»

1501201223033496325Внешняя политика Казахстана с момента обретения страной Независимости характеризуется последовательностью и стратегической продуманностью в принятии важнейших решений. Эта оценка касается практически всех направлений, по которым реализуются международные инициативы Астаны. Своеобразной точкой отсчета в формировании базовых принципов внешней политики РК стало решение об отказе Казахстана от ядерного арсенала, который со времен СССР располагался на территории этой центрально-азиатской республики.

Нет сомнений в том, что это было личное решение казахстанского лидера, президента страны Н. Назарбаева. Поскольку еще в последние годы существования СССР будущий президент РК выступал как самый последовательный сторонник ликвидации Семипалатинского полигона и прекращения ядерных испытаний, которые принесли столько горя и бед простым казахстанцам.

Учитывая сложную геополитическую обстановку, которая сложилась непосредственно после распада ССС можно себе представить, какое мощное давление с самых разных сторон испытывало на себе руководство молодой республики. Полагаю, что и сейчас далеко не все аспекты событий тех лет доступны для широкой аудитории. Какие-то моменты наиболее ярко характеризующие атмосферу переговоров вокруг казахстанского ядерного арсенала, раскрывают соратники Н. Назарбаева – Нуртай Абыкаев, Косым-Жомарт Токаев.

Речь шла о вполне конкретных предложениях со стороны ряда арабских государств, подкрепленных реальными материальными выкладками в обмен на решение оставить ядерные заряды на территории РК, что могло привести к очень серьезным изменениям расклада сил в регионе.

Как отмечал Н. Назарбаев в своей книге «Эпицентр мира»: «Казахстан был не просто местом дислокации стратегических ядерных вооружений и средств их доставки. Находящийся на нашей территории чудовищный по своей мощности военный потенциал был целой налаженной индустрией, своего рода государством в государстве. Можно сказать, что с распадом СССР Казахстан получил всю необходимую базу для осуществления полного военного ядерного цикла: испытаний, модернизации и производства ядерного оружия».

Однако Н. Назарбаев принял решение, которое на долгие годы предопределило вектор внешнеполитического курса страны. Поскольку отказ от ядерного оружия, с учетом получения гарантий от ведущих мировых игроков, стало фундаментальной основой для вхождения страны в качестве влиятельного игрока на международную арену.

Во второй половине 90-х гг. внимание руководства РК к проблематике контроля над ядерным оружием ничуть не ослабевало. В этом смысле можно согласиться с Н. Назарбаевым, который в одной из своих публикаций говорил о том, что добровольно сложив ядерное оружие, Казахстан показал, каким должен быть безъядерный 21 век. Однако нельзя сказать, что идеи и концептуальные предложения Астаны так легко проложили дорогу к серьезному вниманию мировых лидеров. Напротив, этот путь оказался исключительно сложным в обстановке нарастающей тревоги международного сообщества по поводу уязвимости целого ряда положений Договора о нераспространении ядерного оружия.

Еще во второй половине 90-х гг. Н. Назарбаев в своих выступлениях указывал на то, что становление многополярного мира формирует «новые правила игры», новые принципы поведения государств в системе международных отношений. Однако многие важнейшие документы, подписанные вскоре после распада СССР, как бы фиксирующие момент завершения «холодной войны» исходят из логики второй половины 20 столетия, а не обращены в будущее, к новым реалиям международной политики. Этот фундаментальный изъян напрямую коснулся и проблемы безъядерного мира, поскольку вступили в противоречие два объективных процесса – развитие научно-технического потенциала многих стран в сфере овладения мирным атомом и желание ключевых мировых игроков сохранить эффективный контроль над процессом распространения ядерных технологий.

Наиболее простой, линейной моделью выхода из «ядерного тупика» является поэтапное запрещение ядерных испытаний и создание зон свободных от ядерного оружия. Именно в этом направлении и развивались инициативы казахстанского лидера, если отталкиваться от выступления Н. Назарбаева в 19993 г. на Первом всемирном антиядерном конгрессе. Именно тогда он предлагает объявить мораторий на ядерные испытания и оружие массового поражения, а затем Астана присоединяется к Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. А ведь этот документ едва ли был бы возможен, если бы еще в августе 1991 г. указом Назарбаева не был закрыт Семипалатинский ядерный полигон, в тот момент один из четырех крупнейших на планете.

Не следует забывать и о том, что инициатива превращения Центральной Азии в безъядерную зону также была разработана и предложена как реализация идеи казахстанского лидера, причем не только в контексте антиядерной тематике, но и в более глобальном проекте создания Союза центрально-азиатских государств.

Но все же наиболее рельефно современная методология антиядерных проектов Казахстана воплощена в переговорном процессе вокруг иранской ядерной программы. Если отойти от изложения подробностей возникновения самой проблемы в отношениях между Тегераном и ведущими мировыми игроками по поводу разработки ядерных технологий в этой стране, то в центре внимания окажется вовсе не вопрос противоборства между Ираном и США, Ираном и Израилем. Ключевой является проблема единых подходов к получению ядерных технологий и создания ясных и четких «принципов поведения» на которых должно быть построены отношения мирового сообщества к подобным процессам.

Алексей Власов