Таджикистан. Денег хотим, но без прозрачности

1395719.1.1500637367Правительство отказалось реформировать банковскую сферу, поэтому мы не получили помощь от международных финансовых институтов

Правительство не приняло условий Международных финансовых институтов, и момент был упущен. С ним «ушла» и помощь, а без соответствующих реформ нам не стоит ждать и существенных инвестиций

На днях Всемирный банк сделал очередной прогноз для Таджикистана. Аналитики, помимо прочего, заявили, что «низкий уровень соблюдения требований ограничил доступ к бюджетной поддержке со стороны международных финансовых институтов». Что это значит?

Тут любопытно. В своем докладе («Внутренняя уязвимость будет влиять на перспективы роста экономики Таджикистана») аналитики банка отметили, что «за исключением кредитного транша в размере 20 млн долл. США от Евразийского банка развития, в 2016 году Таджикистан не получал бюджетной поддержки со стороны МФИ.

Всемирный банк, Азиатский банк развития (АБР) и Европейский союз (ЕС) приостановили выделение средств в помощь бюджету Таджикистану после того, как были упущены контрольные точки по политическим мерам и вопросы в финансовом секторе не нашли должного отражения, — отмечается в докладе. – А дефицит бюджета финансировался за счет сочетания нового долга, монетизации, приватизации государственных активов и использования депозитов правительства».

Помощи нам не видать

О каких «упущенных точках» идет речь, мы попросили пояснить эксперта, знакомого с данным докладом.

- Имеется в виду, что был упущен момент, когда требовались решительные шаги со стороны правительства в радикальной реформе банковского сектора, который имеет плохую историю банкротств (в частности, «Агроинвестбанк») с последующим списанием долгов и рекапитализацией правительством и Нацбанком, — говорит он.

По словам эксперта, в конце прошлого года международные финансовые организации, в частности ВБ, ЕБРР и МВФ, были готовы оказать существенную финансовую помощь, включая бюджетную поддержку, при условии, что правительство согласится на реформу банковского сектора. А также на улучшение менеджмента, привлечение международных инвесторов, замену руководства и внедрение прозрачных методов управления.

- Но, к сожалению, правительство не приняло этих условий, и момент был упущен. Сценарий правительства привел к выпуску облигаций и печатанию денег. В результате управление банками не улучшилось, серьезные инвесторы не пришли, денег вкладчики в полной мере не получили, ускорилась инфляция и произошло давление на курс сомони из-за печатания денег, — поясняет эксперт.

- Недавно власти заявляли, что до 2030 года они привлекут огромные деньги путем инвестиций. Но, судя по всему, инвестиции при таком раскладе нам вряд ли дадут…

- Вот выдержка из вашей же статьи: «Общий объем прогнозируемых средств по всем источникам финансирования Стратегии составляет 118,1 миллиарда долларов. Значимая роль в финансировании предложенных в данном документе действий отводится частным инвестициям, как прямым иностранным, так и внутренним, общий размер которых оценивается почти в 55 миллиардов долларов».

Нацстратегия развития действительно включает планы по привлечению значительных частных инвестиций. Однако из опыта предыдущих стратегий видно, что дефицит финансирования оставался очень большим и запланированные инвестиции часто не поступали.

Во-первых, конкретные проекты были, как правило, не четко проработаны, были большими и амбициозными, то есть частные инвесторы видели много неясности и рисков. Во-вторых, не было четких секторальных программ и бизнес-планов. И наконец, отмечает эксперт, самое главное — инвестиционный климат для частных инвестиций как был, так и остается высокорисковым. Имеется в виду в первую очередь высокое и непредсказуемое налоговое бремя, коррупционное и регуляторное давление, риски утраты права собственности и прочее.

Все это, по словам эксперта, ставит под сомнение очередные амбициозные планы правительства по привлечению частных инвесторов.

- Возможно, конечно, привлечь несколько крупных китайских инвесторов, например, но это, как правило, государственные компании, которые могут работать с рисками, и это также подрывает конкурентные условия для других частных инвесторов, как внешних, так и внутренних.

Вы там держитесь, в 2019 году будет лучше. Наверное…

Аналитики ВБ также сделали прогноз относительно перспектив роста экономики Таджикистана. Если кратко — кризис никуда не денется, и проблеск надежды нас ждет только ближе к 2019 году.

Темп роста реального ВВП Таджикистана в 2017 году замедлится до постепенного восстановления в 2018–2019 годах. Тем не менее в 2018–2019 годах экономический рост в стране будет оставаться ниже уровня 2016 года, прогнозируют специалисты Всемирного банка.

«Затяжные трудности в финансовом секторе, растущая уязвимость на государственных предприятиях и неблагоприятный деловой климат будут влиять на перспективы экономического роста Таджикистана, — говорится в докладе ВБ. — Уверенный рост с неоднозначными перспективами».

Экономисты прогнозируют, что реальный рост ВВП Таджикистана по итогам 2017 года составит 5,5 процентов, что на 1,4 процента ниже показателя 2016 года. В 2018 году реальный рост ВВП ускорится до 5,9 процента, а в 2019 году – до 6,1 процента.

Напомним, в 2016 году реальный рост ВВП Таджикистана составил 6,9 процента.

Между тем авторы доклада подчеркивают, что, несмотря на ожидаемое улучшение внешней среды, риски в отношении экономического роста сохраняют негативный характер.

«Значительный объем условных обязательств государственных предприятий и неэффективная деловая среда, особенно в отношении налогового администрирования, которая по-прежнему страдает от противоречивых задач и неэффективной реализации, будут по-прежнему препятствовать широкомасштабному экономическому росту и могут усилить риски, связанные с долгом», — отмечают аналитики.

Они также отмечают, что происходящий в настоящее время анализ качества активов банков может выявить новые потребности в капитализации и привести к дополнительным затратам бюджета. Инфляцию потребительских цен в Таджикистане аналитики банка в ближайшие три года прогнозируют на уровне 7 процентов. По итогам 2016 года цены и тарифы в республике выросли на 5,9 процента.

Ольга ТУТУБАЛИНА

Источник - Азия-Плюс