Что ожидают политологи от осеннего политического сезона?

bd6ac9351ffbeb8eaaeaa69fcccОсенью Казахстан ожидает некоторое оживление политической жизни: к работе приступают избранные акимы и чиновники, попавшие на госслужбу по новым правилам. Правящая партия – НДП «Нур Отан» выставляет на обсуждение перед съездом свои программные документы.

В преддверии осеннего политического сезона ИА Zakon.kz попросило экспертов ответить на вопросы:

1. Как вы считаете, следует ли на уровне Конституции изменить полномочия акимов и процедуру выборов в Парламент? Что бы лично вы изменили в Конституции?

2. С чем, на ваш взгляд, связано то, что буквально пару дней назад, 26 августа, Указом Президента были назначены восемь новых депутатов Сената Парламента, то есть почти половина сенаторов, которых Президент имеет право назначать? Как вы оцениваете возможности новых парламентариев?

3. Какова, по-вашему, перспектива проекта новой политической доктрины партии «Нур Отан»?

Адиль Джалилов, председатель Медийного Альянса Казахстана, главный редактор Интернет-журнала Vласть

Новый состав Сената призван добавить энергетики этому достаточно фасадному органу

1. На мой взгляд, Казахстан давно созрел для более смелых политических реформ, чем те, которые происходят сейчас. Например, нужна прямая выборность акимов и четкое выстраивание политической градации по примеру западных стран, где мэров и губернаторов выбирают, но они все равно подчиняются центральной власти, и противоречий в этом не возникает. В нынешнем виде выборность акимов абсолютно декоративна и не имеет смысла.

Давно уже нужно привести к международным нормам выборы в Парламент: уменьшить «проходной балл» для партий, дать возможность большему числу кандидатов, не входящих в партии, попадать в Парламент, отменить «назначаемость» депутатов, в том числе сенаторов Президентом и др. Словом, нужно собственно реализовать 1 пункт 3 статьи, где «единственным источником госвласти является народ».

С другой стороны, не могу не обратить внимание на то, что при общинном мышлении, свойственном пока казахстанцам, нужно предусмотреть риски, при которых голосование будет вестись по критерию – наш-не наш, чтобы люди избирали достойных, а не из своего рода, жуза.

Есть еще масса возможных реформ, от радикальных до сдержанных. Мне, например, кажется, Казахстан бы очень много выиграл, если бы использовал опыт Канады, Австралии, США. А именно, квалификация и инвестиционный потенциал должны стать приоритетным критерием при присвоении гражданства. Иначе говоря, либо очень хорошие специалисты, либо люди с деньгами, которые откроют здесь бизнес, создадут рабочие места и станут крупными налогоплательщиками – именно такие люди должны получать гражданство Казахстана в первую очередь. У нас есть шанс «впитать» лучшие кадры из стран Центральной Азии, компенсировать эмигрировавших в годы Независимости. На мой взгляд, именно образование, квалификация, качественный состав населения являются главным конкурентоспособным фактором, способным по инерции улучшить ситуацию не только в экономике, обеспечить реальные политические реформы.

2. Изменения в Сенате произошли согласно законодательству, а вот новый состав, возможно, призван добавить энергетики этому достаточно фасадному органу. Как известно, кресло сенатора в Казахстане является почетным, но реального влияния и дохода не приносит. Думаю, есть комплекс причин, почему именно этот состав вошел в Сенат – от индивидуальных до системных.

3. При всем уважении я не могу припомнить сногсшибательных и убедительных примеров реализации таких документов. Даже Конституция не выполняется, хотя это основной закон страны. А этот документ, по-моему, не имеет нормативного статуса и чрезвычайно декларативен, даже на уровне стиля. Как убедила нас советская история, даже самая красивая патетика не гарантирует применения в жизни.

Талгат Мамырайымов, политолог

1. Необходимо расширить полномочия акимов низового уровня в формировании бюджетов на местах. Впрочем, согласно Концепции развития местного самоуправления, Закону «О внесении изменений и дополнений в акты по вопросам развития местного самоуправления» планируется поэтапное расширение полномочий «сельских акимов в принятии решений в хозяйственной и социальной сферах, в решении вопросов использования имеющихся местных ресурсов – земли, имущества, реального содействия росту малого и среднего бизнеса». Но расширение полномочий акимов не будет иметь большой пользы, если у людей на местах не будет возможности контролировать работу акиматов, их руководителей. Иначе говоря, все-таки необходимо пойти на внедрение прямой, прозрачной и конкурентной выборности акимов населением.

Да, есть риски в этом процессе, в особенности на юге Казахстана, когда такие выборы могут превратиться в борьбу кланов, родов. Но без этого мы не придем к полной подотчетности акимов населению, развитию их политической культуры, гражданской позиции. Недавно Президентом был принят Указ, согласно которому акимы всех уровней будут проводить отчетные встречи с населением. Но как может эффективно работать этот Указ, если контроль за его выполнением будут проводить, возможно, те люди, которые входят в одни и те же группы влияния, что и отчитывающиеся акимы.

Чтобы обрести полноценную демократию, необходимо переходить к одному из его атрибутов – прямым, прозрачным и конкурентным выборам. Это же условие является главной основой дееспособности депутатов Парламента. Соответственно, для этого представляется необходимым перейти к мажоритарной системе выборов мажилисменов по одномандатным округам с расширением их подотчетности выбравшему их народу. Тем более, что планируемое развитие местного самоуправления – это переход к децентрализации политической власти в Казахстане.

Эти планы, по-видимому, обусловлены трансформацией политического режима в нашей стране, когда уже не один человек будет цементировать власть, а несколько людей, представляющих ведущие группы влияния. По логике вещей, тем самым необходим переход к парламентско-президентской форме правления, когда премьер-министра будет выдвигать и избирать Парламент, формируемый на основе прямых, прозрачных и конкурентных выборов. А для этого наконец-то надо поверить в свой народ, в его способность на гражданское политическое участие…

2. Президент имеет право назначать 15 сенаторов. Н. Назарбаев воспользовался этим правом. При этом он, возможно, руководствовался следующими соображениями.

Во-первых, необходимо было «трудоустроить» некоторых людей, в том числе Л. Киинова, которые занимают серьезные позиции среди региональных элит. Во-вторых, сенаторы представляют интересы регионов, контролируют местные маслихаты. После проведенных в начале августа выборов, необходимо было укрепить контроль за деятельностью новых акимов. Тем более, что предполагается расширение их полномочий. Такая форма контроля является некоей альтернативой прямому контролю со стороны населения, а также одной из форм сохранения сильной власти центра в регионах. Н. Назарбаев, видимо, доверяет новым сенаторам. Этим может объясняться и третья возможная причина назначения 8 новых сенаторов – стремлении усилить контроль за верхней палатой Парламента в преддверие каких-то важных изменений на политическом олимпе. Это особенно актуально в виду второй позиции спикера Сената в официальной властной иерархии в Казахстане.

3. Новая доктрина правящей партии, по сути, впервые официально провозглашает новую идеологическую платформу в виде синтеза экономического либерализма и социального консерватизма, соответствующего, как они утверждают, политическому центризму. Раньше НДП «Нұр Отан» фактически ориентировалась на идеологию социал-демократии. Если говорить более яснее, правящая партия стремится соответствовать прежнему курсу Н. Назарбаева, так сказать «без правых и левых», то есть быть консервативными. В этом смысле они копируют политическую модель России, где правящая партия «Единая Россия» придерживается центризма и консерватизма для сохранения сильной президентской власти.

Но это очень сложно сделать, поскольку либерализм и консерватизм относятся к правому флангу партийно-идеологической системы. Данный факт отражает некую мертвую схематичность новой доктрины НДП «Нұр Отан». Этот документ, по большому счету, представляет собою набор общих фраз, мало отражающих объективную социально-экономическую и общественно-политическую реальность Казахстана. В этой связи показательно, что новая доктрина правящей партии позиционируется как один из документов по реализации Стратегии «Казахстан-2050».

Иначе говоря, доктрина представляет собою набор утопических деклараций, без связи с действительным положением вещей, когда, например, социальная справедливость для многих казахстанцев является аморфным, утопическим утверждением. Не случайно в Стратегии «Казахстан-2050» сказано: «К 2050 году нам надо построить такую политическую систему, при которой каждый гражданин Казахстана должен быть твердо уверен в завтрашнем дне, в будущем». Получается, что у нас политическая система пока не обеспечивает интересы каждого гражданина, социальную справедливость. Как говорится, оговорка — признание факта.

Василий Мисник, политолог

1. Структура государственной власти, описанная в действующей Конституции, не является чем-то заданным раз и навсегда. Как раз наоборот, курс Президента Назарбаева предусматривает постепенное внесение в эту структуру изменений. Причем если раньше эти изменения были направлены на увеличение централизации, чтобы обеспечить эффективность госаппарата в условиях постсоветского переходного периода, то теперь, по мере достижения стабильности политического и экономического развития Казахстана, планируется постепенная децентрализация за счет расширения прав представительских органов на местах.

В отношении акимов давно назрела необходимость создания внутрирегиональных систем сдержек и противовесов, которые позволили бы ограничить их всеобъемлющие властные полномочия и усилили бы их подотчетность населению и местным элитам. Точнее сказать, создали бы такую публичную подотчетность, так как в настоящее время власть акимов ограничивается исключительно Президентом и подковерной борьбой в Ак-Орде. Как пример можно привести острую критику, которой этой весной во время паводка подвергся аким ЮКО, в том числе и в областном маслихате, и которая бесследно испарилась вместе с талыми водами. Или нарастающее недоумение горожан по поводу смысла и цели ежегодного ремонта одной и той же президентской трассы, да и других дорог в Алматы.

Процедура выборов в Парламент также должна меняться в сторону усиления персональной ответственности депутатов перед избирателями, то есть введения наряду с избранием по спискам, также избрания и по одномандатным округам. Причем если в ведении выборности глав местных администраций разумно выбран путь «снизу вверх» — от уже состоявшихся выборов глав местных администраций местными же представительными органами, то выборы представительных органов целесообразнее реформировать «сверху вниз», то есть начиная с Мажилиса Парламента.

2. Назначение новых депутатов Сената было абсолютно ожидаемым в связи с истечением срока полномочий 8 депутатов, назначаемых по представлению Президента, которые стали сенаторами в 2007 году. Пришедшие сенаторы во многих отношениях соответствуют по своим квалификациям сенаторам ушедшим, в том числе по национальному, региональному, профессиональному составу, но в среднем лет на 5-6 моложе, что также соотносится с шестилетним сроком их мандата.

Среди персоналий можно в первую очередь отметить вхождение в Сенат такой знаковой для нефтяной отрасли Казахстана фигуры, как Ляззат Киинов, а также сложение сенаторских полномочий лидером Партии патриотов Гани Касымовым. Последнее может привести к некоторым переменам в партийном поле Казахстана: возглавляемая Касымовым партия, хоть и не представлена в Парламенте, обладает некоторой электоральной поддержкой и вполне может поучаствовать в попытках переформатирования системы зарегистрированных партий в Казахстане.

Следует также отметить, что многие из ушедших сенаторов подвергались критике за слабую социальную направленность своих депутатских запросов, сосредоточенных все больше в области культуры и духовности, то сеть празднования юбилеев и установке памятников. Хотелось бы надеяться, что вновь назначенные сенаторы будут больше внимания уделять менее возвышенным, но близким к реальной жизни людей вопросам, как призывал Президент, выступая год назад на открытии второй сессии Парламента пятого созыва.

3. Проект новой политической доктрины партии «Нур Отан», как и положено подобного рода проектам, в целом составлен достаточно обтекаемо, «за все хорошее и против всего плохого». Причем плохое с упорством, достойным лучшего применения, остается неназываемым по имени, как некий злой волшебник из популярной серии детских романов. Дословно: «Наша Доктрина не оторвана от реальности и основывается на ясном понимании того, что нейтрализация и преодоление системных рисков развития страны позволит использовать новые преимущества роста» — это собственно, единственное упоминание этих самых «системных рисков».

То есть, понимать-то партия понимает, но сказать уже никому не может — как бы чего не вышло. Тем не менее, даже в таком глубокомысленном изложении программа позволяет сделать некоторые любопытные наблюдения семантико-стилистического характера. Например, молодое поколение упоминается дважды: в связи с гражданским долгом по защите государственности, что в целом понятно — призывную армию отменять пока рано, и в связи с созданием «новых возможностей для реализации инновационного и творческого потенциала молодых граждан». Последнее уже звучит как призыв «отрываться» кто во что горазд, а не как установка на серьезную работу в этом направлении, потому что во всем мире реальная наука, да и искусство делаются людьми после сорока, так как требуют солидных усилий, затрачиваемых в работе над собой в молодости. А вот опыты с молодежью проводились, например, во время Культурной революции в Китае и имели известные последствия — усмирять хунвэйбинов пришлось армии.

Еще можно отметить, что экология упоминается только в связи с экономикой: «внедрение экологического мышления в экономической деятельности». Дело, опять же, хорошее, но логичнее было бы начинать внедрять это самое мышление еще в школе, потому что тех же браконьеров и порубщиков можно, конечно, объявить самозанятыми и, таким образом, включить в экономику, но лучше бы понимать, что с одичанием населения экология неизбежно сводится к популизму.

Вообще же призывы к «инновационной экономике» можно назвать сутью экономической программы «Нур-Отан», и, хотя против инноваций как таковых трудно возражать, не прослыв обскурантом, но сводить все к ним выглядит не очень серьезно. Можно взять для сравнения страну со сходной численностью населения, например, Нидерланды или Чили (чтобы не брать одиозные африканские страны) и представить себе, что они отныне провозглашают себя «инновационной экономикой». Верится в такое почему-то с трудом: выдвижение на передний технологический край современной мировой экономики дело очень непростое, далекое от лозунгов и, главное, небыстрое. Так что в суровой местной реальности подобный призыв скорее сродни обещанию ходжи Насреддина научить ишака Корану — тоже, несомненно, крайне благому начинанию. Жаль только, что при этом остается за скобками вопрос, что конкретно надо делать в экономике здесь и сейчас.

Неожиданной конкретностью бросается в глаза фраза «государство должно предоставлять возможности для активного участия граждан в обеспечении порядка». С учетом совсем свежих законодательных актов, одобренных тем же «Нур-Отаном», об ограничении прав граждан на самооборону и о расширении этого права для силовых органов это можно трактовать только как предложение по созданию народных дружин по образцу, видимо, Советского Союза. Последние, на мой взгляд, были ближе к имитации бурной деятельности, чем к реальному усилению правопорядка в государстве.

Не хотелось бы, впрочем, создавать впечатление, что представленный проект программы никуда не годится. Подобное утверждение безосновательно уже потому, что в целом провозглашаются и достаточно здравые вещи, например, о том, что государство обслуживает своих граждан, а не наоборот. Так что данная программа не хуже, но и вряд ли сильно лучше своих предшественников — жизнь в стране будет идти своим чередом.

Торгын Нурсеитова

Источник: ИА ZAKON.KZ